Главная страница
Новости
О суде
Контроль за деятельностью суда
Правовые основы
Суды округа
Вопросы арбитражной практики
Внепроцессуальные обращения
Арбитражный процесс
Кадровое обеспечение суда
Взаимодействие со СМИ
Информация для посетителей
Государственные закупки
Судебные акты
Расписание дел
Противодействие коррупции
О содействии Арбитражного суда Северо-Западного округа в организации судебных заседаний с использованием ВКС





Rambler's Top100
Поиск Карта сайта
28 февраля 2021 г. 16:09

Аналитические справки, обзоры судебной практики, постановления президиума суда и рекомендации НКС


Вопросы судебной практики по спорам о классификации товаров в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза

В силу требований таможенного законодательства при перемещении товаров и транспортных средств через таможенную границу Евразийского экономического союза (далее – ЕАЭС, Союз) декларант обязан представить их к таможенному оформлению путем подачи таможенным органам декларации на товары.

Под таможенным декларированием понимается заявление таможенному органу с использованием таможенной декларации сведений о товарах, об избранной таможенной процедуре и (или) иных сведений, необходимых для выпуска товаров (подпункт 35 пункта 1 статьи 35 Таможенного кодекса Евразийского экономического союза; далее – ТК ЕАЭС).

При таможенном декларировании декларант и иные лица самостоятельно осуществляют классификацию товаров в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза (утв. Решением Совета Евразийской экономической комиссии от 16.07.2012
№ 54; далее – ТН ВЭД), которая представляет собой международный классификатор – систему описания и кодирования товаров. Классификация товаров также осуществляется и в иных случаях, когда в соответствии с международными договорами и актами в сфере таможенного регулирования таможенному органу заявляется код товара в соответствии с ТН ВЭД (пункт 1 статьи 20 ТК ЕАЭС).

В основу ТН ВЭД положена номенклатура Гармонизированной системы описания и кодирования товаров Всемирной таможенной организации, включающая в себя товарные позиции и субпозиции, относящиеся к ним числовые коды, сгруппированные по определенным признакам в группы и разделы, примечания,  а также основные правила толкования Гармонизированной системы. Гармонизированная система  является приложением к Международной конвенции о Гармонизированной системе описания и кодирования товаров, разработанной под руководством Совета таможенного сотрудничества (Всемирная таможенная организация), участницей которой является, в том числе, Российская Федерация, для которой данный документ вступил в силу с 01.01.1997. Гармонизированная система построена на принципе обязательной сопоставимости национальных и международных данных о внешней торговле той или иной страны, ее создание направлено на упрощение международных торговых процедур, преодоление тарифных и нетарифных барьеров, стандартизацию международных торговых документов, повышение объективности торговой статистики и получение возможности обмена данными в электронном виде. 

Объектом классификации при таможенном декларировании являются  товары, перемещаемые через таможенную границу ЕАЭС в ходе реализации хозяйствующими субъектами внешнеэкономических сделок, то есть товары, составляющие внешнеторговый оборот государства.

Классификация товаров в соответствии с ТН ВЭД означает  определение их числовых классификационных кодов – отнесение товаров к конкретным товарным позициям, субпозициям, подсубпозициям номенклатуры с соответствующими им десятизначными кодами.

В соответствии с требованиями Инструкции о порядке заполнения декларации на товары, утвержденной Решением Комиссии Таможенного союза от 20.05.2010
№ 257, названный десятизначный код декларант обязан указать в графе 33 декларации на товары (далее – декларация). При этом заявленный декларантом классификационный код товара должен соответствовать сведениям, указанным в 31 графе декларации.

В графе 31 декларации декларантом приводятся сведения о перемещаемом товаре: наименование (торговое, коммерческое или иное традиционное), при наличии – сведения о производителе, товарные знаки, марки, модели, артикулы, сорта, стандартные, иные технические и коммерческие характеристики, сведения о количественном и качественном составе, дата выпуска (изготовления), в случае, если такие сведения необходимы для исчисления и взимания таможенных платежей.

Описание товара в графе 31 декларации, в свою очередь, должно быть достаточным для классификации товаров в соответствии с ТН ВЭД, с указанием обязательных и дополнительных характеристик, необходимых для классификации. 

Заявление полных и достоверных сведений о перемещаемых товарах и о коде ТН ВЭД является обязанностью декларанта (статьи 104, 106 ТК ЕАЭС).

Вопросу правильности классификации товара при его таможенном декларировании придается важное значение в ТК ЕАЭС, поскольку от того, к какому классификационному коду ТН ВЭД будет отнесен товар, зависят ставки ввозной/вывозной таможенной пошлины, налогов, а, следовательно, и размер уплачиваемых таможенных платежей, а также применение к товарам и транспортным средствам нетарифных мер, запретов и ограничений, что, в свою очередь, определяет, какие разрешительные документы потребуются для перемещения товара через таможенную границу Союза. Кроме того, правильность классификации товаров имеет значение для целей объективности таможенной статистики внешней торговли, которая учитывается при определении таможенной политики государств-членов Союза.

В случае выявления неверной  классификации товаров при их таможенном декларировании как до, так и после их выпуска таможенный орган самостоятельно осуществляет классификацию товаров (пункт 2 статьи 20 ТК ЕАЭС). 

Также по заявлению лиц таможенные органы могут осуществлять классификацию товаров до их таможенного декларирования путём  принятия предварительных решений о классификации товаров в соответствии с ТН ВЭД и решений о классификации товаров, перемещаемых через таможенную границу Союза в несобранном или разобранном виде, в том числе в некомплектном или незавершённом виде (пункт 1 статьи 21 ТК ЕАЭС). 

Помимо решений по классификации товара, принимаемых в случае  неправильного заявления кода ТН ВЭД декларантом при таможенном декларировании, таможенными органами при выявлении неполных либо недостоверных сведений о товаре, влияющих на его классификацию, также принимаются решения о внесении изменений (дополнений) в сведения, заявленные в  ДТ.

Если код товара определен декларантом неверно и это повлекло за собой занижение размера таможенных пошлин, налогов, подлежащих уплате, либо в результате неверного указания кода в отношении товара не были применены установленные законом запреты и (или) ограничения, таможенным органом оформляются требования об уплате таможенных платежей, а также принимаются решения по результатам таможенного контроля в зависимости от характера и целей запретов и (или) ограничений, подлежащих применению к спорному товару, кроме того, декларант может быть привлечен к административной ответственности.

Широкий круг решений, принимаемых таможенными органами в результате выявления неправильной классификации декларантами товаров, определяет и существенные различия в предмете судебных споров, основаниями которых выступают обстоятельства классификации товаров по ТН ВЭД.

К числу таких споров принадлежат как дела об оспаривании непосредственно решений по классификации товаров (либо предварительных решений о классификации товаров), так и дела, в рамках которых заявители оспаривают требования таможенных органов об уплате таможенных платежей, решения об отказе в выпуске товаров, о внесении/отказе во внесении изменений (дополнений) в сведения, заявленные в ДТ, а также решения таможенных органов о привлечении к административной ответственности за недекларирование либо недостоверное декларирование товаров. 

Статистические данные свидетельствуют о существенном увеличении доли споров о классификации товара в составе дел о применении таможенного законодательства, рассмотренных кассационной инстанцией в течение последних трех лет, на фоне снижения общего количества таможенных споров.

Так, в 2016 году Арбитражным судом Северо-Западного округа рассмотрено 84 дело данной категории, что составляет 22,5% об общего количества таможенных споров, рассмотренных кассационной инстанцией (373 дела). В 2017 году суд округа рассмотрел 87 споров о классификации товаров, что составляет 26,1% от общего количества таможенных споров за год (333 дела). В 2018 году кассационной инстанцией рассмотрено 111 дело, что составляет 37,6% от общего количества таможенных споров (295 дел).

Таким образом, наиболее существенный рост количества споров о классификации товаров отмечен в 2018 году.

В контексте конкретных споров вопросы классификации товаров прежде всего разрешаются в зависимости от установленных судебными инстанциями и имеющих значение для правильной классификации характеристик товаров, то есть в зависимости от оценки фактических обстоятельств дела, и, как правило, не становились предметом рассмотрения в кассационном порядке Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации исходя из установленных законом полномочий данной судебной инстанции (статья 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; далее – АПК РФ).

Вместе с тем, учитывая значение классификации товара для цели определения подлежащих уплате таможенных платежей, а, следовательно, и для целей защиты имущественных прав как участников внешнеэкономической деятельности, так и государства, за последние несколько лет Верховный Суд Российской Федерации неоднократно принимал судебные акты по данной категории дел, содержащие практикообразующие позиции, определившие вектор развития правоотношений в рассматриваемой сфере.

Вместе с увеличением количества споров по классификации товаров в соответствии с ТН ВЭД для кассационной инстанции также актуальной задачей становится формирование единообразного подхода к разрешению дел данной категории, который обеспечивается судом округа в русле правовых подходов, сформулированных Верховным Судом Российской Федерации.

 

Правовые позиции по классификации отдельных видов товаров

Останавливаясь подробнее на том, как отразились правовые позиции  высшей судебной инстанции в практике Арбитражного суда Северо-Западного округа, нельзя не упомянуть определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 20.09.2017 № 305-КГ17-3138 по делу
№ А40-32818/2016, в рамках которого оспаривалась законность предварительных решений таможенного органа по классификации устройств Apple Watch («умные часы»). Согласно оспариваемым предварительным решениям названные устройства были классифицированы в товарных позициях 9102/9101 ТН ВЭД («часы наручные»), с чем согласились и суды трех инстанций. Верховный Суд, отменяя принятые по делу судебные акты, поддержал позицию заявителя, который настаивал на классификации этих устройств в товарной позиции 8517 ТН ВЭД («аппаратура для передачи данных»). Судебная коллегия исходила из того, что  основное свойство «умных часов» определяется наличием в составе устройства компонента (модуля) беспроводного обмена данными, в связи с чем в силу принятого на 55-й сессии в марте 2015 года решения Комитета по Гармонизированной системе переносные устройства с питанием от аккумулятора, способные принимать и передавать данные и предназначенные для ношения на запястье, рекомендуется классифицировать в товарной позиции 8517.62 Гармонизированной системы. Как отметил Верховный Суд, в отсутствие принятого на уровне Евразийского экономического союза решения о классификации устройств вида «умные часы» по тому или иному коду ТН ВЭД классификационные рекомендации Всемирной таможенной организации имеют значение для обеспечения правовой определенности при классификации ввозимых товаров в таможенных целях, а немотивированный отказ судов учитывать при разрешении спора данные рекомендации не может быть признан правильным.

В свою очередь, по делу № А56-54595/2017 Арбитражный суд Северо-Западного округа, проверяя выводы судебных инстанций о классификации товара «телефон-браслет с функцией геопозиционирования, используется для голосовой связи, определения текущего местоположения, обмена данными, с индивидуальными IMEI-кодами», также руководствовался приведенными выше классификационными рекомендациями Всемирной таможенной организации и в связи с наличием в составе спорного товара компонента (модуля) беспроводного обмена данными признал, что заявленный декларантом код товара 8517 12 000 0 ТН ВЭД с учетом правила 3(б) Основных правил интерпретации ТН ВЭД (утв. Решением Совета Евразийской экономической комиссии от 16.07.2012 № 54 вместе с Единым таможенным тарифом Евразийского экономического союза и ТН ВЭД; далее – Основные  правила интерпретации ТН ВЭД, ОПИ ТН ВЭД) является правильным исходя из компонентов, придающих товару основное свойство.

Особенностью данного дела являлось то, что в отношении товара «телефон-браслет» Северо-Западным таможенным управлением (СЗТУ) было принято предварительное решение по классификации товара по коду 9102 12 000 0 ТН ВЭД. Соответственно, апелляционный суд, соглашаясь с избранным таможенным органом кодом, исходил из того, что на момент принятия оспариваемого решения по классификации предварительное решение СЗТУ являлось действительным, в установленном порядке не изменено, не отозвано, его действие не прекращено.

 Отменяя постановление апелляционной инстанции, суд округа руководствовался положениями Международной Конвенции по Гармонизированной системе описания и кодирования товаров (совершена в Брюсселе 14.06.1983; далее – Конвенция) и требованиями пункта 4 статьи 56 действовавшего в рассматриваемый период Таможенного кодекса Таможенного союза (далее – ТК ТС), согласно которым в случае принятия Всемирной таможенной организацией решения по классификации отдельных видов товаров предварительное решение таможенного органа государств – членов таможенного союза должно быть отозвано. Тем самым законодатель отдает приоритет классификационному решению, принятому Всемирной таможенной организацией в отношении конкретного товара, и тот факт, что предварительное решение СЗТУ по классификации товара по коду 9102 12 000 0 ТН ВЭД в установленном порядке не отозвано, не является основанием не принимать во внимание рекомендации Всемирной таможенной организации.

В дальнейшем в определениях Судебной коллегии по экономическим спорам от 09.10.2017 № 303-КГ17-8236 по делу № А73-8193/2016, от 25.12.2017 № 305-КГ17-12541 по делу № А40-126986/2016 и от 27.12.2017 № 305-КГ17-13486 по делу
№ А40-163774/2016 Верховный Суд Российской Федерации также последовательно обращал внимание на право участников внешнеэкономической деятельности  ожидать, что осуществляемая в соответствии с Гармонизированной системой классификация товаров, имеющая значение, в том числе, для определения размера таможенных платежей, будет носить объективный, предсказуемый и прозрачный характер, унифицированный в большинстве государств мира, и не будет зависеть от усмотрения таможенных органов, что являлось бы недопустимым в публичных правоотношениях.

С учетом изложенного, несмотря на то, что в статье 20 ТК ЕАЭС, как и в ранее в статье 52 действовавшего ТК ТС, сохранилась норма, согласно которой коды товаров, указанные в коммерческих, транспортных (перевозочных) и (или) иных документах, не являются обязательными для классификации товаров, суды при разрешении споров о классификации товаров принимают во внимание международную практику отнесения товара к тому или иному коду Гармонизированной системы в целях исключения/сведения к минимуму ситуаций, когда в стране отправления, которая является участницей Конвенции, и в Российской Федерации товар классифицируется по разным кодам.

Применительно к судебной практике округа такой подход отражен в постановлениях Арбитражного суда Северо-Западного округа, судебных актах судов первой и апелляционной инстанций в том числе по делам №№ А21-7151/2016, А56-51255/2017, А56-76495/2017, А56-69793/2017, что соответствует разъяснениям, приведенным в пункте 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2016 № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» (далее – Постановление № 18).

Значительное число дел, рассмотренных кассационной инстанцией в 2016 – 2018 годах (более 30 дел), касались вопросов классификации детских подгузников. Особенностью данного товара являлось то, что абсорбирующий слой подгузников, помимо целлюлозы, содержит суперабсорбент. Суть споров заключалась в том, что декларантами товар «детские подгузники» исходя из материала основного абсорбирующего слоя (целлюлозы) и Основных правил интерпретации ТН ВЭД 3(б) и 6 включался в товарную подсубпозицию 9619 00 210 0 ТН ВЭД («детские пеленки и подгузники из бумажной массы, бумаги, целлюлозной ваты или полотна из волокон целлюлозы»), тогда как таможенные органы, руководствуясь Основными правилами интерпретации ТН ВЭД 3(в) и 6, относили товар к подсубпозиции 9619 00 900 1 ТН ВЭД, в которой классифицируются «детские пеленки и подгузники из прочих материалов».

В соответствии с абзацами 2 и 3 пункта 1 Решения Коллегии Евразийской экономической комиссии от 16.09.2014 № 156 «О классификации подгузников детских одноразовых по Единой товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности таможенного союза» подгузники детские одноразовые, состоящие из нескольких слоев, изготовленных из различных материалов, в соответствии с Основными правилами интерпретации ТН ВЭД 3(б) и 6 классифицируются в рамках той однодефисной подсубпозиции товарной позиции 9619 00 ТН ВЭД, в которой поименован материал изготовления абсорбирующего слоя, придающего подгузнику его основное свойство – впитывание жидкости. Подгузники детские одноразовые, абсорбирующий слой которых изготовлен из различных материалов, в соответствии с Основными правилами интерпретации ТН ВЭД 3(в) и 6 классифицируются в рамках однодефисной подсубпозиции товарной позиции 9619 00 ТН ВЭД, последней (в порядке возрастания кодов подчиненных подсубпозиций) среди подсубпозиций, в которых поименованы материалы изготовления абсорбирующего слоя подгузника.

Практика применения Решения Коллегии ЕЭК от 16.09.2014 № 156 в приведенной редакции         основывалась, как правило, на выводах экспертных организаций о том, какой            из материалов в составе абсорбирующего слоя выполняет основную функцию – впитывание жидкости, а также положениях ГОСТ Р 52557-2011 «Подгузники детские бумажные. Общие технические условия» и складывалась в округах по-разному.

В ходе судебных разбирательств таможенные органы в обоснование принятых решений по классификации детских подгузников в товарной подсубпозиции 9619 00 900 1 ТН ВЭД ссылались на невозможность применения правила 3(б) ОПИ ТН ВЭД в связи с тем, что оба материала, из которых изготовлен абсорбирующий слой подгузника, придают ему основное свойство – впитывание и удержание жидкости,  следовательно, в данном случае применимым является правило 3(в) ОПИ ТН ВЭД.

В Северо-Западном округе при разрешении данных споров суды, последовательно применяя Основные правила интерпретации ТН ВЭД, не согласились с позицией таможенных органов и не усмотрели оснований использовать для целей классификации товара правило 3(в) ОПИ ТН ВЭД, поскольку представлены доказательства  правомерности применения правила 3(б) ОПИ ТН ВЭД: экспертными заключениями подтверждается, что основную функцию абсорбирующего слоя детских подгузников выполняет полотно из целлюлозных волокон, а гелеобразующая добавка (суперабсорбент) вводится в состав абсорбирующего слоя с целью усиления впитывающих свойств изделия и удержания в нем большего количества жидкости (дела №№ А56-84379/2015, А56-89831/2015, А56-4302/2016, А56-79344/2015, А56-79259/2015 и др; иная позиция (о невозможности применения  правила 3(б) ОПИ ТН ВЭД и классификации товара в соответствии с правилом 3(в) ОПИ ТН ВЭД) высказана судами первой и апелляционной инстанции только по делу № А52-1128/2015, судом округа отменены судебные акты по названному делу, оспариваемые решения таможни по классификации товара признаны недействительными).

Кассационная инстанция отметила, что правило 3(в) ОПИ ТН ВЭД применимо к рассматриваемому товару в том случае, если бы состав товара был таков, что ни один из материалов абсорбирующего слоя не мог быть определен как основной или как выполняющий основную функцию, тогда товарная подсубпозиция 9619 00 900 1 ТН ВЭД «детские пеленки и подгузники из прочих материалов» могла бы считаться в равной степени применимой с подсубпозицией 9619 00 210 0 ТН ВЭД «детские пеленки и подгузники, изготовленные из бумажной массы, бумаги, целлюлозной ваты или полотна из волокон целлюлозы».

Такой подход поддержал Верховный Суд Российской Федерации в определении Судебной коллегии по экономическим спорам от 25.12.2017 № 305-КГ17-12541 по делу № А40-126986/2016, указав, что классификация многокомпонентного товара производится по составляющим его компонентам, их объективной роли и значимости в функциональности товара. При этом Судебная коллегия обратила внимание на то, что согласно абзацу 2 пункта 1 решения Коллегии ЕЭК от 16.09.20144 № 156 при классификации товара «подгузники детские одноразовые, состоящие из нескольких слоев, изготовленных из различных материалов» не исключается применение правила 3(б) ОПИ ТН ВЭД, а ссылки судов и таможенного органа на абзац 3 пункта 1 указанного решения несостоятельны, поскольку с учетом результатов таможенной экспертизы содержащийся в данном пункте решения вывод о классификации подгузников в соответствии с правилами 1, 3(в) и 6 ОПИ ТН ВЭД не мог быть признан относимым к ввезенным товарам.

В настоящее время решение Коллегии ЕЭК от 16.09.20144 № 156 действует в измененной редакции (в редакции решения Коллегии ЕЭК от 14.11.2017 № 156), в которой полностью исключены ссылки на правило 3(б) ОПИ ТН ВЭД. Судебные споры о применении новой редакции решения Коллегии ЕЭК от 16.09.20144 № 156 в производстве кассационной инстанции отсутствуют, поэтому пока сложно говорить о том, как сложится практика по данной категории дел в дальнейшем.

При рассмотрении серии дел, связанных с классификацией  товара «бумага текстурная, пропитанная синтетическими смолами (фенол-формальдегидной смолой), предназначенная для облицовки фанерных плит», кассационная инстанция также руководствовалась правилом 3(б) ОПИ ТН ВЭД.

По названным делам декларанты во всех случаях заявляли код 4811 59 000 9 ТН ВЭД, которому соответствовала подсубпозиция «бумага, картон, целлюлозная вата и полотно из целлюлозных волокон, с покрытием, пропитанные, ламинированные, с окрашенной или декорированной поверхностью или напечатанные, в рулонах или прямоугольных (включая квадратные) листах любого размера, кроме товаров товарной позиции 4803, 4809 или 4810: - прочие: - прочие».

В свою очередь, таможенным органом товар классифицирован в товарной подсубпозиции 3921 90 300 0 ТН ВЭД как «плиты, листы, пленка и полосы или ленты из пластмасс, прочие: - из феноло-альдегидных смол».

При разрешении споров судебные инстанции исходили из того, что согласно правилу 3(б) ОПИ ТН ВЭД смеси, многокомпонентные изделия, состоящие из различных материалов или изготовленные из различных компонентов, и товары, представленные в наборах для розничной продажи, классификация которых не может быть осуществлена в соответствии с положениями правила 3(а) ОПИ ТН ВЭД, должны классифицироваться по тому материалу или составной части, которые придают данным товарам основное свойство, при условии, что этот критерий применим.

Согласно заключениям таможенных экспертов рассматриваемый товар представляет собой ломкий композиционный материал, состоящий из бумаги, покрытой (пропитанной) с двух сторон неотвержденной фенолформальдегидной смолой, растворимой в воде. Из представленной технической документации видно, что товар представляет собой пленку, пропитанную фенолоальдегидной смолой и предназначенную для покрытия фанерной опалубки.

Установив приведенные характеристики товара, суды пришли к выводу, что товар является многокомпонентным и может быть отнесен к двум товарным позициям ТН ВЭД, в связи с чем обоснованно отклонили доводы заявителей о необходимости классификации товара на уровне товарной позиции исключительно в рамках правила 1 ОПИ ТН ВЭД.

В соответствии с примечанием 1 к группе 39 ТН ВЭД термин «пластмассы» означает материалы товарных позиций 3901 - 3914, которые способны при полимеризации или на какой-либо последующей стадии принимать заданную форму под влиянием внешнего воздействия (обычно температуры и давления, а при необходимости и с использованием растворителя или пластификатора) и сохранять ее после устранения внешнего воздействия, такого как прессование, литье, экструдирование, каландрирование или другого.

Также согласно Пояснениям к группе 39 ТН ВЭД, применяемым в соответствии с Рекомендацией Коллегии Евразийской экономической комиссии от 12.03.2013 №4, в данную группу включаются следующие продукты, независимо от того, были ли они получены в ходе одной или ряда последовательных операций, при условии, что они сохраняют основные свойства пластмасс:

(а) плиты, листы и т.д., включающие армирующую или опорную сетку из другого материала (проволока, стекловолокно и т.д.), внедренные в пластмассы;

(б) плиты, листы и т.д. из пластмасс, разделенные слоем другого материала, такого как металлическая фольга, бумага, картон и т.д. Продукты, состоящие из бумаги или картона, с покрытием тонким слоем пластмассы с обеих сторон, не включаются в данную группу при условии, что они сохраняют основные свойства бумаги или картона (обычно товарная позиция 4811).

(в) слоистые листы из пластмассы, армированные или упрочненные бумагой, и продукты, состоящие из одного слоя бумаги или картона, покрытые слоем пластмассы, который составляет более половины общей толщины, кроме настенных покрытий товарной позиции 4814; и т.д.

На основании изложенного суды, следуя положениям правила 3(б) ОПИ ТН ВЭД, правомерно сочли, что для классификации спорного товара необходимо определить, сохраняет ли он свойства бумаги или им приобретены свойства пластмассы.

Поскольку по результатам экспертных исследований установлено, что процесс изготовления товара включает в себя нанесение покрытия (пропитки) на слой бумаги феноло-формальдегидной смолы, при этом полученный композиционный материал приобретает свойства, не характерные для бумаги (хрупкость, ломкость), судебные инстанции согласились с выводами таможенного органа о том, что наличие у ввозимого товара приведенных свойств является основанием для его отнесения к товарной позиции 3921 ТН ВЭД.

Во всех случаях заявителям отказано в удовлетворении требований об оспаривании решений таможни по классификации товара в товарной позиции 3921 ТН ВЭД (дела №№ А56-31215/2015, А56-58341/2015, А56-80515/2015, А56-80517/2015, А56-80518/2015, А52-10/2016, А56-38205/2015, А56-17365/2016, А56-33852/2016, А56-43085/2015, А56-48674/2017, А56-47699/2016).

Еще одним вектором, определяющим классификацию товаров при ввозе на территорию Российской Федерации, стали дела, в рамках которых декларантами оспаривались решения таможенных органов по классификации товара «эквивалент масла какао». 

Так, в рамках дела № А56-33427/2016 суд первой инстанции отказал декларанту в удовлетворении требования об оспаривании решения таможни по классификации  товара в товарной подсубпозиции 1517 90 990 0 ТН ВЭД «маргарин; пригодные для употребления в пищу смеси или готовые продукты из животных или растительных жиров или масел или фракций различных жиров или масел данной группы, кроме пищевых жиров или масел или их фракций товарной позиции 1516: - прочие: -- прочие: --- прочие».

Апелляционный суд решение суда первой инстанции отменил и требования заявителя удовлетворил, признав правомерной классификацию эквивалента масла какао в товарной подсубпозиции 1516 20 980 2 ТН ВЭД, к которой относятся «жиры и масла растительные и их фракции: ----- прочие: ------ эквиваленты какао-масла». Суд согласился с позицией заявителя о том, что наиболее конкретное описание товара «эквивалент масла какао» содержится в товарной подсубпозиции 1516 20 980 2 ТН ВЭД, поскольку спорный товар в ней прямо указан.

Кассационная инстанция признала эти выводы ошибочными, противоречащими нормам материального права и Основным правилам интерпретации ТН ВЭД, в связи с чем отменила постановление апелляционной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции. При этом суд округа руководствовался текстами товарных позиций и соответствующих примечаний к разделам или группам ТН ВЭД, а также принял во внимание Пояснения к ТН ВЭД, отметив недопустимость немотивированного отклонения от данных Пояснений.

Как установили по данному делу таможенный орган и суды, таможенным экспертом товар идентифицирован как масложировой продукт – смесь фракционного пальмового масла (средняя фракция пальмового масла) и предположительно, тропических масел (ши, манго, иллипе) с температурой плавления 33,5 С. По своему составу и химическим свойствам  товар может использоваться в качестве эквивалента масла какао.

В товарную позицию 1516 ТН ВЭД включаются «жиры и масла животные или растительные и их фракции, полностью или частично гидрогенизированные, переэтерифицированные, реэтерифицированные или элаидинизированные, нерафинированные или рафинированные, но не подвергнутые дальнейшей обработке».

В Пояснениях к товарной позиции 1516 ТН ВЭД указано, что в данную товарную позицию также включаются аналогично обработанные фракции животных или растительных жиров и масел.

(А) Гидрогенизированные жиры и масла.

Гидрогенизация заключается в том, что продукт подвергается воздействию чистого водорода при соответствующих температуре и давлении в присутствии катализатора (обычно это тонкоизмельченный никель). Гидрогенизация повышает температуру плавления жиров и увеличивает консистенцию масел, превращая ненасыщенные глицериды (например, олеиновой, линолевой и др. кислот) в насыщенные глицериды с более высокой температурой плавления (например, пальмитиновой, стеариновой и др. кислот). Степень гидрогенизации и конечная консистенция продуктов зависят от условий протекания этого процесса и от времени обработки. В данную товарную позицию включаются также продукты, независимо от того, были ли они:

(1) Частично гидрогенизированы (даже если эти продукты имеют тенденцию к разделению на пастообразную и жидкую фракции). Частичная гидрогенизация также влияет на превращение цис-формы ненасыщенных жирных кислот в транс-форму, что повышает температуру плавления продукта.

(2) Полностью гидрогенизированы (например, масла, превращенные в пастообразные или твердые жиры).

Чаще всего гидрогенизации подвергают жиры из рыбы или морских млекопитающих и некоторые растительные масла (хлопковое, кунжутное, арахисовое, рапсовое, соевое, кукурузное и др.). Полностью или частично гидрогенизированные масла этого типа часто используют в качестве сырья для приготовления пищевых жиров товарной позиции 1517, поскольку гидрогенизация повышает не только их консистенцию, но и устойчивость к окислению на воздухе, улучшает их вкус, запах и, за счет обесцвечивания, внешний вид.

Сюда также входит гидрогенизированное касторовое масло, так называемый «опаловый воск».

(Б) Переэтерифицированные, реэтерифицированные или элаидинизированные жиры и масла.

(1) Переэтерифицированные (или трансэтерифицированные) жиры и масла. Консистенция жира или масла может быть повышена путем соответствующего обмена радикалов жирных кислот в триглицеридах, входящих в состав продукта. Необходимое взаимодействие и обмен сложных эфиров можно ускорить с помощью катализаторов.

(2) Реэтерифицированные жиры и масла (или так называемые этерифицированные жиры и масла) – это триглицериды, получаемые путем непосредственного синтеза из глицерина и смеси свободных жирных кислот или же кислотных масел после рафинирования. Расположение радикалов жирных кислот в триглицеридах отличается от их расположения в натуральных маслах.

Масла, получаемые из маслин, или оливок, содержащие реэтерифицированные масла, включаются в данную товарную позицию.

(3) Элаидинизированные жиры и масла - это жиры и масла, переработанные таким образом, что ненасыщенные радикалы жирных кислот в значительной степени превращены из цис-формы в соответствующую транс-форму.

В данную товарную позицию включаются эти продукты в том виде, в котором они описаны выше, даже если они имеют свойства воска и даже если были впоследствии дезодорированы или подвергнуты аналогичным процессам рафинирования, независимо от их пригодности или непригодности для непосредственного использования в качестве продукта питания. Но в нее не включаются гидрогенизированные и т.п. жиры и масла и их фракции, прошедшие такую дальнейшую обработку в целях превращения в пищевой продукт, как текстурирование (изменение текстуры или кристаллической структуры) (товарная позиция 1517). Кроме того, в данную товарную позицию не включаются гидрогенизированные, переэтерифицированные, реэтерифицированные или элаидинизированные жиры и масла или их фракции в тех случаях, когда два или более жира или масла подвергли модификации (товарная позиция 1517 или 1518).

Суд кассационной инстанции исходил из того, что в тексте товарной позиции 1516 ТН ВЭД, как и в тексте приведенных Пояснений к ней отсутствует понятие «смесь».

Учитывая, что ввезенный товар представляет собой смесь фракционного пальмового масла (средняя фракция пальмового масла) и предположительно, тропических масел (ши, манго, иллипе), суд округа пришел к выводу, что товар не может быть классифицирован в товарной позиции 1516 ТН ВЭД.

В свою очередь, в товарной позиции 1517 ТН ВЭД  классифицируются в том числе пригодные для употребления в пищу смеси или готовые продукты из животных или растительных жиров или масел или фракций различных жиров или масел данной группы, кроме пищевых жиров или масел или их фракций товарной позиции 1516.

В соответствии с Пояснениями к товарной позиции 1517 ТН ВЭД в данную товарную позицию включаются маргарин и прочие пригодные для употребления в пищу смеси или готовые продукты из животных или растительных жиров или масел или фракций различных жиров или масел данной группы, кроме пищевых жиров или масел или их фракций товарной позиции 1516. Обычно это жидкие или твердые смеси или готовые продукты из:

(1) различных животных жиров или масел или их фракций;

(2) различных растительных жиров или масел или их фракций; или

(3) как животных, так и растительных жиров или масел или их фракций.

Продукты данной товарной позиции, жиры или масла которых могли быть предварительно гидрогенизированы, могут быть подвергнуты эмульгированию (например, снятым молоком), сбиванию, текстурированию (изменению текстуры или кристаллической структуры) и т.п. и могут содержать в небольших количествах добавки лецитина, крахмала, пищевых красителей, вкусовых веществ, витаминов, сливочного масла или других молочных жиров (при условии соблюдения ограничений, изложенных в примечании 1 в к данной группе).

В данную товарную позицию включаются также пригодные для употребления в пищу готовые продукты, приготовленные из отдельного жира или масла (или их фракций), гидрогенизированного или негидрогенизированного, которые были подвергнуты эмульгированию, сбиванию, текстурированию и т.д.

Основными продуктами данной товарной позиции являются:

(А) Маргарин (кроме жидкого), пластичная масса, обычно желтоватая, получаемая из жиров или масел животного или растительного происхождения или из смесей этих жиров или масел. Это эмульсия типа вода в масле, обычно приготовленная таким образом, что напоминает сливочное масло по внешнему виду, консистенции, цвету и т.п.

(Б) Пригодные для употребления в пищу смеси или готовые продукты из животных или растительных жиров или масел или фракций различных жиров или масел данной группы, кроме пищевых жиров или масел или их фракций товарной позиции 1516; например, заменители лярда, жидкий маргарин и жир, добавляемый в тесто для рассыпчатости (производимые из текстурированных жиров или масел).

В данную товарную позицию также включаются пригодные для употребления в пищу смеси или готовые продукты из животных или растительных жиров или масел или фракций различных жиров или масел данной группы, используемые в качестве смазки для форм.

В данную товарную позицию не включаются отдельные жиры и масла, просто рафинированные, без дальнейшей обработки; они включаются в соответствующие товарные позиции, даже если расфасованы для розничной продажи. В данную товарную позицию также не включаются готовые продукты, содержащие более 15 мас.% сливочного масла или прочего молочного жира (обычно группа 21).

Кроме того, в данную товарную позицию не включаются продукты, полученные прессованием животного жира или лярда (товарная позиция 1503), а также гидрогенизированные, переэтерифицированные, реэтерифицированные или элаидинизированные жиры и масла или их фракции в тех случаях, когда только один жир или масло подвергли модификации (товарная позиция 1516).

Таким образом, в товарную позицию 1517 ТН ВЭД включаются смеси различных растительных жиров или масел или их фракций.

На основании изложенного, исходя из текста товарной позиции 1517 ТН ВЭД и Пояснений к ней, а также химических характеристик товара, установленных таможенной экспертизой, ввезенный товар подлежит классификации в товарной подсубпозиции 1517 90 990 0 ТН ВЭД.

Кассационная инстанция также приняла во внимание, что согласно Комбинированной Номенклатуре системы тарифов Европейского Союза (TARIC) продукт – эквивалент масла какао, являющейся смесью фракционного пальмового масла и жиров экзотических растений, таких как шиа, иллипе или гарциния, подлежит классификации в соответствии со стандартным классификатором 1 и 6 для Комбинированной Номенклатуры по коду 1517, 1517 90, 1517 90 99, 1517 90 99 90.

Правовая позиция суда в данном случае основана на анализе Пояснений к сравниваемым товарным позициям, отсутствии упоминания о смесях масел в товарной позиции 1516 и недопустимости немотивированного отклонения от Пояснений к ТН ВЭД.

Аналогичный подход нашел отражение в постановлениях кассационной инстанции по делам №№ А56-85807/2016, А56-85809/2016, А56-36759/2017, А56-19419/2017, А56-26543/2017.

Затруднения в правоприменительной практике вызывают вопросы разграничения товарной позиции 2106 ТН ВЭД «Пищевые продукты, в другом месте не поименованные или не включенные» от иных товарных позиций.

Сразу две категории товаров, относимые, по мнению таможенных органов, к названной товарной позиции, стали предметом рассмотрения в кассационной инстанции за истекший период: пищевые ароматизаторы (смеси душистых веществ) и клетчатка соевая, пшеничная и картофельная. Оба вида товаров предназначены для использования в пищевой промышленности.

Товарная позиция 2106 входит в группу 21 «Разные пищевые продукты» раздела 4 ТН ВЭД «Готовые пищевые продукты, алкогольные и безалкогольные напитки и уксус, табак и его заменители». К товарам позиции 2106, как видно из ее наименования, относятся пищевые продукты, в другом месте не поименованные и не включенные.

Соответственно, обязательным условием для отнесения конкретного товара к товарной позиции 2106 ТН ВЭД является отсутствие его упоминания в других товарных позициях.

Пищевые ароматизаторы, содержащие как ароматические, так и неароматические компоненты в своем составе и используемые в промышленном производстве для изготовления пищевых продуктов, при таможенном оформлении классифицировались декларантами по коду код 3302 10 900 0 ТН ВЭД как «смеси душистых веществ и смеси (включая спиртовые растворы) на основе одного или более таких веществ, используемых в качестве промышленного сырья; прочие препараты на основе душистых веществ, используемые для приготовления напитков: - используемые для промышленного производства пищевых продуктов или напитков; -- используемые для промышленного производства напитков; --- препараты, содержащие все компоненты, придающие вкус и запах, характеризующие напиток; ---- используемые для промышленного производства пищевых продуктов».

Таможенные органы с заявленным при декларировании товара классификационным кодом не согласились, посчитав, что рассматриваемый товар относится к товарной позиции 2106 90 920 0 ТН ВЭД («пищевые продукты, в другом месте не поименованные или не включенные; - прочие; --- не содержат молочных жиров, сахарозы, изоглюкозы, глюкозы или крахмала или содержащие менее 1,5 мас. % молочного жира, 5 мас. % сахарозы или изоглюкозы, 5 мас. % глюкозы или крахмала»).

Оценивая доводы сторон применительно к перечисленным товарным подсубпозициям, суды руководствовались Пояснениями к ТН ВЭД.

Согласно Пояснениям к товарной позиции 2106 ТН ВЭД относятся (при условии, что указанные продукты не поименованы и не включены ни в одну другую товарную позицию Номенклатуры):

(А) Продукты, используемые либо непосредственно, либо после обработки (например, отваривания, растворения или кипячения в воде, молоке и т.д.) для употребления в пищу.

(Б) Продукты, полностью или частично состоящие из пищевых продуктов, используемых при приготовлении напитков, или пищевых продуктов, готовых для употребления в пищу. В данную товарную позицию включаются готовые продукты, состоящие из смеси химических веществ (органических кислот, солей кальция и т.д.) с пищевыми продуктами (мукой, сахаром, сухим молоком и т.д.) для добавления в готовые продукты или в качестве их ингредиентов, или для улучшения некоторых их характеристик (внешнего вида, сохраняемости и т.д.) (см. общие положения к группе 38).

Суды установили, что основой рассматриваемого товара являются ароматические компоненты (душистые вещества) и целевое предназначение товаров – использование в пищевой промышленности для приготовления продуктов питания, в связи с чем обоснованно сочли, что материалами дела не подтверждается, что рассматриваемый товар является пищевыми продуктами, соответствующими приведенному в Пояснениях к товарной позиции 2106 ТН ВЭД описанию.

В соответствии с Пояснениями к товарной позиции 3302 ТН ВЭД в данную товарную позицию включаются следующие смеси при условии, что они используются в качестве сырья для производства парфюмерии, продуктов питания или напитков (например, в кондитерских изделиях, для ароматизации пищевых продуктов или напитков) или в других отраслях промышленности (например, в мыловаренной):

(1) смеси эфирных масел;

(2) смеси резиноидов;

(3) смеси экстрагированных эфирных масел;

(4) смеси синтетических ароматических веществ;

(5) смеси, состоящие из двух или более душистых веществ (эфирные масла, резиноиды, экстрагированные эфирные масла или синтетические ароматические вещества);

(6) смеси из одного или более душистых веществ (эфирные масла, резиноиды, экстрагированные эфирные масла или синтетические ароматические вещества), включающие добавленные разбавители или носители, такие как растительное масло, декстроза или крахмал;

(7) смеси, включающие или не включающие разбавители или носители или содержащие спирт, продуктов других групп (например, специй) с одним или более душистыми веществами (эфирные масла, резиноиды, экстрагированные эфирные масла или синтетические ароматические вещества) при условии, что эти вещества являются основой смеси.

Согласно примечанию 2 к группе 33 ТН ВЭД термин «душистые вещества» в товарной позиции 3302 относится только к веществам товарной позиции 3301, душистым компонентам, выделенным из этих веществ, или синтетическим ароматическим веществам.

В данном случае по результатам экспертных исследований установлено, что душистые вещества, входящие в основу ароматизаторов, оказывают органолептическое воздействие на конечный продукт, остальные составляющие пищевого ароматизатора (вспомогательные компоненты) используются исключительно для создания этого вида продукции и не оказывают технологического эффекта на конечный продукт. Без ароматических ингредиентов ароматизаторы теряют свои свойства по приданию устойчивого вкуса и аромата продуктам питания и не могут применяться по своему функциональному назначению.

С учетом приведенных выше Пояснений к товарной позиции 3302 ТН ВЭД и в отсутствие доказательств того, что неароматические компоненты в составе товара при нужной дозировке оказывают технологический эффект на конечный пищевой продукт, суды признали правомерной классификацию пищевых ароматизаторов к товарной позиции 3302 ТН ВЭД.

Суды констатировали, что ввезенные обществом пищевые ароматизаторы не являются готовыми продуктами, к употреблению в пищу не пригодны без специальной промышленной обработки, то есть являются сырьем, а не готовой пищевой продукцией; наличие у рассматриваемых смесей пищевой ценности не является достаточным основанием для отнесения товара к товарной позиции 2106 ТН ВЭД.

Таким образом, исходя из наименований сравниваемых товарных  подсубпозиций и выявленных классификационных признаков применительно к рассматриваемому товару суды определили, что не имеется оснований классифицировать товар в товарной позиции 2106 ТН ВЭД (так как он не является готовыми пищевыми продуктами), в то же время товар правомерно отнесен декларантами к товарной позиции 3302 ТН ВЭД, поскольку именно  душистые вещества, входящие в основу ароматизаторов, оказывают органолептическое воздействие на конечный продукт (дела №№ А56-52625/2015, А56-67493/2015, А56-69723/2915, А56-68489/2015, А56-59643/2016, А56-72654/2015).

И если по спорам о классификации пищевых ароматизаторов таможенные органы настаивали на том, что неароматические компоненты оказывают технологический эффект на конечный пищевой продукт (и это является признаком, позволяющим отнести товар к товарной позиции 2106 ТН ВЭД), то в отношении ввозимой декларантами клетчатки разных видов (соевой, пшеничной, картофельной) в качестве таких признаков таможня указывала способ получения товара – в результате глубокой переработки сырья растительного происхождения, а также назначение товара – клетчатка используеется в пищевой промышленности в качестве пищевой добавки.

При декларировании клетчатки участниками внешнеэкономической деятельности в зависимости от вида исходного сырья заявлялись:

в отношении соевой клетчатки – код 2304 00 000 9 ТН ВЭД «остатки и отходы пищевой промышленности; готовые корма для животных: жмыхи и другие твердые остатки, получаемые при извлечении соевого масла, немолотые или молотые, негранулированные или гранулированные: - прочие»;

в отношении пшеничной клетчатки – код 2302 30 900 0 ТН ВЭД «отруби, высевки, месятки и прочие остатки от просеивания, помола или других способов переработки зерна злаков или бобовых культур, негранулированные или гранулированные: - пшеничные»;

в отношении клетчатки картофельной – 2303 10 900 0 ТН ВЭД «остатки и отходы пищевой промышленности; готовые корма для животных: остатки от производства крахмала и аналогичные остатки, свекловичный жом, багасса, или жом сахарного тростника, и прочие отходы производства сахара, барда и прочие отходы пивоварения или винокурения, негранулированные или гранулированные: - остатки от производства крахмала и аналогичные остатки: -- прочие».

Таможенные органы во всех случаях классифицировали клетчатку по коду 2106 90 920 0 ТН ВЭД «разные пищевые продукты: пищевые продукты, в другом месте не поименованные или не включенные: - прочие: -- прочие: --- не содержащие молочных жиров, сахарозы, изоглюкозы, глюкозы или крахмала или содержащие менее 1,5 мас.% молочного жира, 5 мас.% сахарозы или изоглюкозы, 5 мас.% глюкозы или крахмала».

Проверяя выводы таможни, суды исходили из того, что заявленные в декларациях коды входят в группу 23 ТН ВЭД «Остатки и отходы пищевой промышленности; готовые корма для животных».

Согласно Пояснениям к группе 23 ТН ВЭД в данную группу включаются различные остатки и отходы растительного сырья, использованного в пищевой промышленности, а также некоторые продукты животного происхождения. Большая часть этих продуктов используется для кормления животных или в чистом виде, или в смеси с другими веществами, хотя некоторые из них пригодны для употребления в пищу. Некоторые продукты (например, винный отстой, винный камень, жмых) также используются и в промышленности.

Исходя из изложенного суды заключили, что предполагаемое использование ввезенных товаров в пищевой промышленности само по себе не исключает их классификацию в группе 23 ТН ВЭД.

При этом в представленных экспертных заключениях не содержались выводы о том, что спорные товары не относятся к остаткам, получаемым в процессе, соответственно, извлечения соевого масла, переработки злаков или производства крахмала.

Разграничение товаров товарных позиций 2302, 2303, 2304 и товарной позиции 2106 ТН ВЭД в зависимости от степени переработки исходного растительного сырья таможенным органом со ссылками на тексты товарных позиций, примечания к ним либо Пояснения к ТН ВЭД не обосновано. Кроме того, выводы таможенных экспертов о том, что товары получены в результате глубокой переработки сырья растительного происхождения, суды признали документально не подтвержденными, так как во всех случаях эксперты отмечали тот факт, что достоверной информацией о способе получения, обработки, технологии производства располагает непосредственно изготовитель продукции.

Также суды установили, что ввезенный товар не отвечает перечисленным в Пояснениях к товарной позиции 2106 ТН ВЭД признакам товаров, классифицируемых в данной товарной позиции, поскольку не является готовым продуктом, используемым для употребления в пищу непосредственно либо после обработки (например, отваривания, кипячения в воде, молоке и т.д.), а является сырьем. Тот факт, что клетчатка используется в промышленности в качестве пищевой добавки, сам по себе также не исключает классификацию в товарных позициях группы 23 ТН ВЭД.

Учитывая изложенное, суды признали, что клетчатка может быть отнесена к остаткам, получаемым в процессе извлечения соевого масла/переработки злаков /производства крахмала, классифицируемым в товарных позициях 2302, 2303, 2304 ТН ВЭД, а таможенные органы, в свою очередь, не доказали, что спорный товар является готовым продуктом, пригодным для употребления в пищу и подлежит классификации в товарной позиции 2106 ТН ВЭД (дела №№ А56-17473/2017, А56-90352/2016, А56-50073/2017, А56-81671/2017, А56-60129/2017, А56-45795/2017, А56-75917/2017, А56-72204/2017, А56-99575/2017, А56-101760/2017, А56-93168/2017, А56-38549/2017, А56-4988/2018, А56-91295/2017).

Приведенные примеры разрешения споров по классификации товаров показывают широкое применение судами (помимо Основных правил интерпретации ТН ВЭД) Пояснений к ТН ВЭД, рекомендованных Коллегией Евразийской экономической комиссии в качестве вспомогательных рабочих материалов, призванных обеспечить единообразную интерпретацию и применение ТН ВЭД, что отвечает подходу, закрепленному в пункте 20 Постановления № 18.

Суды при рассмотрении дел исходят из недопустимости немотивированного отклонения от Пояснений к ТН ВЭД, руководствуясь позицией, сформулированной в решении Суда Евразийского экономического сообщества от 20.05.2014 по делу
№2-4/7-2014.

Согласно пункту 3 Постановления № 18 судам следует учитывать акты Суда Евразийского экономического союза, вынесенные в соответствии с пунктом 39 Статута Суда по результатам рассмотрения споров, связанных с реализацией положений Договора, иных международных договоров в рамках Союза и (или) решений органов Союза.

 

Особенности доказывания

Перечисленные в настоящем обобщении дела свидетельствуют о том, что отнесение товара к тому или иному классификационному коду ТН ВЭД зачастую требует применения специальных познаний и проведения экспертиз, связанных с определением технических характеристик товара, функций, способов его производства и т.д. 

Исходя из текстов товарных позиций в предмет доказывания по делам данной категории входит установление признаков товара, имеющих значение для его правильной классификации по ТН ВЭД.

Обоснованность классификационного решения проверяется судом исходя из оценки представленных таможенным органом и декларантом доказательств, подтверждающих сведения о признаках (свойствах, характеристиках) декларируемого товара, имеющих значение для его правильной классификации согласно ТН ВЭД, при этом суду надлежит руководствоваться Основными правилами интерпретации ТН ВЭД, а также принятыми в соответствии с ними на основании пунктов 6, 7 статьи 52 Кодекса решениями (разъяснениями) Комиссии и (или) федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области таможенного дела, по классификации отдельных видов товаров, если такие решения и разъяснения относятся к спорному товару (пункт20 Постановления № 18).

 

 

Таким образом, разрешение конкретного спора зависит от того, правильно ли определены признаки товара, имеющие классификационное значение, и представлены ли в материалы дела доказательства, позволяющие установить соответствие товара этим признакам.

Поскольку дела об оспаривании решений по классификации товаров рассматриваются по правилам главы 24 АПК РФ, и в силу статьи 200 АПК РФ бремя доказывания обстоятельств, послуживших основанием для той или иной классификации таможней товара по ТН ВЭД, возлагается на таможенный орган, то именно на таможенный орган ложится обязанность документально подтвердить наличие у товара соответствующих признаков, свойств, имеющих значение для классификации товара.

В связи с этим в отношении товаров, установление классификационных признаков которых требует специальных познаний, первоочередное значение для классификации таможенным органом товара приобретает правильная постановка вопросов перед экспертом при назначении таможенной экспертизы.

Значительная часть рассмотренных судом кассационной инстанции дел свидетельствует о том, что на стадии таможенной экспертизы имеющие значение для классификации характеристики товара не определяются, либо определяются неверно, что в дальнейшем приводит к тому, что заключение таможенного эксперта в ходе судебного разбирательства теряет доказательственное значение.

Так, по делам №№ А56-70372/2017, А56-67108/2017 таможенным органом в подтверждение законности принятых решений по классификации табака в товарной подсубпозиции 2403 99 900 9 ТН ВЭД (как табака сосательного (снюса)) представлены заключения таможенных экспертов, в которых не приведены сведения о наличии или отсутствии в исследованных пробах табачной пыли и (или) мелкой фракции резаного табака, либо спрессованных обрывков листьев, то есть таможенные эксперты не исследовали наличие главного определяющего классификацию признака спорного товара. Для надлежащей идентификации данного товара требуется исследование его компонентного состава (пункт 2 статьи 3 Федерального закона от 22.12.2008 № 268-ФЗ «Технический регламент на табачную продукцию»), а для отнесения табака к сосательному необходимо установить, что товар состоит из очищенной табачной пыли и (или) мелкой фракции резаного табака (пункт 18 статьи 2 названного Технического регламента).

По делу № А56-108681/2017 таможенный орган, считая, что ввезенные декларантом швейные машины не являются автоматическими, также ссылался на заключение таможенного эксперта. Согласно данному заключению таможенный эксперт, установив необходимость участия человека при выполнении ввезенными швейными машинами ряда операций и сделав вывод, что машины являются автоматизированными, тем не менее, не соотнес эти операции с перечисленными в пункте 122 Сборника решений и разъяснений по классификации по единой товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности таможенного союза отдельных товаров (Приложение к распоряжению ФТС России от 15.08.2014 № 233-р) операциями, которые могут в автоматических швейных машинах выполняться с участием человека. Более того, как отметили суды, вопрос о том, являются  представленные на экспертизу швейные машины автоматическими либо неавтоматическими, перед таможенным экспертом при назначении экспертизы не ставился.

По делам об оспаривании решений таможенных органов о привлечении к административной ответственности за недекларирование либо недостоверное декларирование товаров (статья 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях) также следует иметь в виду, что в тех случаях, когда выводы административного органа о недекларировании либо недостоверном декларировании основаны на обязанности декларанта в силу требований ТН ВЭД и Основных правил интерпретации ТН ВЭД задекларировать определенный товар, либо заявить в декларации определенные сведения о нем, в ходе судебного разбирательства эти выводы таможни подлежат исследованию и правовой оценке, поскольку в зависимости от их обоснованности подлежит разрешению вопрос о наличии в действиях заявителя состава административного правонарушения.

В качестве примера можно привести дело № А56-31778/2017, в рамках которого оспаривалось законность постановления таможни о привлечении таможенного представителя к административной ответственности по части 1 статьи 16.2 КоАП РФ за недекларирование расходных материалов и комплектующих к станку газоплазменной и кислородной резки, поставляемых в количестве, превышающем необходимое для работы станка. При этом суды первой и апелляционной инстанции выводы таможенного органа об обязанности таможенного представителя задекларировать перечисленные элементы и классифицировать их в соответствующей товарной позицией ТН ВЭД не проверили, признаки товара (в данном случае комплектующих и расходных материалов), имеющие значение для правильной классификации в соответствии с ТН ВЭД, не определили и в судебных актах не указали. Между тем, от того, подлежат ли классификации в отдельной позиции ТН ВЭД спорные комплектующие, зависит разрешение вопроса о наличии противоправного деяния в действиях заявителя. Так как в рассматриваемом случае суды не установили в полном объеме обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, дело направлено судом округа на новое рассмотрение.

Поскольку не только таможенные органы, но и заявители по делам о классификации товаров сами не всегда могут правильно определить свойства товара, имеющие значение для его правильной классификации согласно ТН ВЭД, суду следует проявлять инициативу в определении классификационных признаков товара, входящих в предмет доказывания исходя из текстов сравниваемых товарных позиций, Основных правил интерпретации ТН ВЭД, и ставить их на обсуждение в ходе судебного разбирательства.

В противном случае возможны ситуации, когда на стадии кассационного производства выясняется, что имеющие значение для правильного разрешения дела обстоятельства (в данном случае характеристики и свойства товара) судами в полном объеме не установлены, что с учетом полномочий суда округа влечет направление дел на новое рассмотрение.

По делам №№ А56-75153/2016, А56-69793/2017 кассационная инстанция исходила из того, что для отнесения товаров к товарной позиции 8509 ТН ВЭД «машины электромеханические бытовые со встроенным электродвигателем» необходимо, соответственно, наличие встроенного электродвигателя. В рамках названных дел наличие электродвигателя у паровой швабры, очистителя воздуха документально не подтверждено. Данный вопрос ни в суде первой, ни в суде апелляционной инстанции не разрешался. Таким образом, при классификации спорных товаров ни таможенный орган, ни заявитель не определили точные технические характеристики товара, а указанные обстоятельства не были исследованы судами в их совокупности.

Одним из источников сведений о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения гражданского дела, являются заключения экспертов (Обзор судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14.12.2011).

Применительно к рассматриваемой категории дел неоправданными представляются отказы судов первой и апелляционной инстанций в удовлетворении ходатайств о назначении судебных экспертиз для установления классификационных признаков товаров в тех случаях, когда речь идет о сложных многокомпонентных товарах, комбинированных машинах и т.д. и в технической документации прямо не упомянуты те свойства, характеристики, функции, которые в силу ТН ВЭД имеют значение для классификации товара, а выводы представленных внесудебных экспертных исследований должным образом не мотивированы.

Так, по делу № А66-18134/2017 выводы судов первой и апелляционной о правомерной классификации таможней товара «установка для вакуумного осаждения металла из паровой фазы – высоковакуумная система нанесения оптических высокостабильных прецизионных пленок ионным лучевым распылением» в товарной подсубпозиции 8419 89 989 0 ТН ВЭД основаны на заключении таможенного эксперта, в котором вывод о значимом классификационном признаке товара (являются ли, осаждение металла и (или) неметалла из паровой фазы равнозначными функциями товара) не мотивирован. При этом, в отсутствие в деле иных доказательств, позволяющих установить соотношение функций оборудования, суды необоснованно отклонили ходатайства заявителей о назначении судебной экспертизы для разрешения данного вопроса.

Таким образом, актуальными для данной категории споров являются разъяснения, изложенные в абзацах втором и третьем пункта 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 № 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе», согласно которым если при рассмотрении дела возникли вопросы, для разъяснения которых требуются специальные знания, и согласно положениям Кодекса экспертиза не может быть назначена по инициативе суда, то при отсутствии ходатайства или согласия на назначение экспертизы со стороны лиц, участвующих в деле, суд разъясняет им возможные последствия незаявления такого ходатайства (отсутствия согласия). В случае если такое ходатайство не поступило или согласие не было получено, оценка требований и возражений сторон осуществляется судом с учетом положений статьи 65 АПК РФ о бремени доказывания исходя из принципа состязательности, согласно которому риск наступления последствий несовершения соответствующих процессуальных действий несут лица, участвующие в деле (часть 2 статьи 9 Кодекса).

Положения части 1 статьи 82 АПК РФ, в том числе и с учетом разъяснений, данных в пункте 3 названного выше постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, не носят императивного характера, поскольку предполагают, что назначение экспертизы является правом, а не обязанностью суда. Вместе с тем представляется, что применительно к спорам о классификации товаров согласно ТН ВЭД вопрос о необходимости назначения судебной экспертизы должен разрешаться судом на основе баланса как закрепленного в статье 9 АПК РФ принципа состязательности, правил распределения бремени доказывания (часть 1 статьи 65, часть 5 статьи 200, часть 4 статьи 210 АПК РФ), так и принципов обоснованности, мотивированности судебных актов в части выводов о наличии у товаров тех или иных классификационных признаков.

Резюмируя изложенное, можно отметить, что в целом споры данной категории разрешаются судами округа и кассационной инстанцией единообразно, случаи отмен судебных актов судов первой и апелляционной инстанций имели место на стадии формирования правовых позиций, либо обусловлены неверным определением судами круга обстоятельств, подлежащих исследованию по данным делам, сопряженным с неправильным применением Основных правил интерпретации ТН ВЭД либо Пояснений к ТН ВЭД.

 

Журнал «Арбитражные споры»

Журнал «Арбитражные споры»

Язык и стиль судебных документов

Язык и стиль судебных документов

Язык и стиль судебных документов

«Судебно-арбитражная практика Северо-Западного округа за 2001-2009 гг.»
"Высший Арбитражный Суд Российской Федерации"

Сервисы ВАС РФ

ЗАО «Кодекс» Разработка сайта:
ЗАО «Кодекс»
Телефон справочной службы +7 (812) 312-82-96
Телефон доверия +7 (812) 314-17-92